Маврикий. Как лошади спасли мир

Сен 11 • Мы там были • 3576 Просмотров • Комментариев к записи Маврикий. Как лошади спасли мир нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Loading ... Loading ...

[singlepic id=426 w=320 h=240 float=left]Вернее,  как лошади на Маврикии предотвратили если не войну, то масштабное кровопролитие. Случилось это вскоре после оккупации острова англичанами. Гордые британцы разрешили побежденным сохранить свой язык, религию, наполеоновский кодекс законов и… сахарные плантации. Но экспрессивные французы не собирались смириться с поражением… Вражда грозила перерасти в нечто большее, стычки и столкновения вспыхивали повсюду. Да и дуэли еще не были запрещены.

Однако Маврикием в те времена управлял некто Драпер (насколько я поняла, он занимал должность военную – колонель (полковник), но по статусу был кем-то вроде губернатора). Ему и пришла в голову счастливая мысль – он решил создать скаковой клуб, зная, что и его соотечественники, и французы большие ценители лошадей. И резвая, красивая лошадь сделает гораздо больше для мира на острове, чем уговоры или приказы. Это было очень мудрое решение… Идеальное. Первые же скачки, которые состоялись 21 июня 1812 года, показали, насколько он был прав. Негативные эмоции перешли в спортивные. Люди стали соперничать в «бескровной» области, у них появилось общая страсть, общие темы. А совместное участие в организации скачек примирило бывших врагов. И Марсово поле — Champ de Mars, в Порт Луи из военного плаца превратилось в ипподром. Самый первый в Южном полушарии, и второй в мире. Как и клуб, сейчас он называется Mauritius Turf Club.

И с тех пор популярность скачек на острове только возрастает. Вот уж скоро 200 лет.

…Дождь казалось, хотел продемонстрировать все свои возможности – то запускал во всю силу, превращаясь в тропический ливень, то еле-еле капал, пропуская жаркие солнечные лучи,  то напоминал питерскую морось. Но его выкрутасы оставались почти незамеченными, народ все прибывал и прибывал на Марсово поле ипподром Порт-Луи.

[singlepic id=411 w=320 h=240 float=right]Автомобильная парковка в его центре была уже забита машинами, и в более выгодном положении оказались владельцы мотороллеров, мотоциклов, мопедов,  велосипедисты поступали еще проще – подъезжали прямо к длинным павильонам, где расположились десятки букмекерских контор. Приверженность к скачкам на Маврикии мало с чем сравнима.

Считайте сами:  на ипподром еженедельно приходит 25-30 тысяч человек. Умножьте на 30 скачек за сезон… Получится практически все население Маврикия.

Еще один показатель — на острове четыре специализированные конные издания, с собственными корреспондентами, которые пишут только о скачках. Для сравнения, в Питере тоже четыре, но только одно полностью посвящено скачкам и бегам. К тому же оно общероссийское.

А на Маврикии и телевидение не остается в стороне, каждую субботу в прямом эфире показывают скачки, рейтинг высокий — около 3,5 – 4 тысяч человек смотрят трансляцию. Но большинство предпочитает следить за событиями «вживую».

Очередь таких любителей мокла около киоска за программками, а их счастливые обладатели спешили под крышу, где можно было спокойно углубиться в изучение расписания будущих скачек.

Кто-то предпочитал это делать в одиночестве, кто-то с друзьями, но большинство уже стояло у окошек букмекеров. Толпу то и дело прорезали лотошники с ярко раскрашенными тележками с мороженым, напитками, лепешками и прочей снедью.

Пестроты добавляли изредка мелькавшие среди мужчин-игроков разноцветные сари индианок. Европейки имели явно туристический вид, а креолки сверкали глазами и улыбками, яркими топиками и голыми плечиками, легко и непринужденно превращая происходящее в ожидание праздника…

Я представляла, что будет твориться завтра на открытии сезона скачек, если накануне большинство жителей столицы (и не только) уже здесь. По крайней мере, так кажется. Самые азартные, но и менее всего обеспеченные займут первый сектор – центр ипподрома. Тут не видно ни стартовой площадки, по которой выводят лошадей перед стартом, ни щита, где высвечиваются ставки, да и сам забег можно увидеть лишь через головы окружающих. Подпрыгивая. Не понятно, как почти вслепую делая ставки, можно выиграть, но выигрывают… Опыт, везение, интуиция — все срабатывает.

Стэнд (Stand) – второй сектор, здесь и табло видно, лошадей перед забегом, и старт и финиш. Стоит удовольствие немного -150-200 MUR, что примерно равно той же сумме в рублях.

[singlepic id=415 w=320 h=240 float=left]Не слишком дорого обойдутся места и в третьем секторе — 3000 MUR. Естественно вид открывается на весь ипподром и на все происходящее. Плюс на окружающие с трех сторон Марсово поле красивейшие горы. Ставки принимаются прямо на месте, что согласитесь очень удобно, как и подача бесплатных напитков разной крепости, и закусок без ограничений.

Если же скачки для вас не более чем повод провести время на светской тусовке, но не сделать ставку как-то неловко, не беда. В третьем секторе есть консультанты, скажем так, для неуверенных игроков. Впрочем, правила ничем не отличаются от европейских.

Здесь же расположены ложи президента клуба, частные и для VIP-персон. Попасть туда можно – два-три знакомства в высшем свете Маврикия и нет проблем. Кроме одной: придется выучить клички фаворитов и имена жокеев. Незнание воспринимается как отсутствие общей культуры.

Запомнить клички труда не составит – лошадей всего под тысячу, поскольку своих заводчиков на Маврикии нет. Скакунов (большинство из них английской чистокровной породы) покупают в разных странах – ЮАР, Ирландии, Франции, США.  Доставляют на конюшни, и с тщанием и любовью тренируют.

На скачки непосредственных участников привозят заранее, продолжают тренинг на ипподроме, но каждую неделю в обязательном порядке отправляют в левады. Остальных, тех, кто будет выступать позже, содержат во Флореале, это ферма около Кюпипа, считается, что там много более приятный климат, прохладнее и лошадкам это на пользу. Как и самому старому коню на острове Брутто, ему 28 лет.

Имена жокеев выучить еще проще — их 14, по числу частных конюшен.  Из них только четверо местные уроженцы, остальные иностранцы. Этому нелегкому ремеслу маврикийцы обучаются в ЮАР, затем ездят на международные скачки, тоже учиться. Призов пока не привозили, но к всеобщей любви и почитанию последнее не имеет никакого отношения.

Труднее разобраться с национальными «особенностями» в экипировке жокея. Я имею в виду цвет куртки и каскетки. Как и везде жокей носит цвета конюшни, но сочетание их довольно сложное – один доминирующий плюс несколько других. Причина проста: на многонациональном Маврикии очень много суеверий, связанных с цветом — китайцы любят красное, индусы — желтое, мусульмане — зеленое, французы – голубое… и так далее.  На скачках это сказывается, как нигде. Вот и получается, что на двух жокеях главный цвет может оказаться одинаковым, а разглядеть издалека мелкие различия практически невозможно.

Впрочем, помешать это может только иностранцу… Знатоку такие мелочи не помешают — манера вести скачку, давать посыл лошади скажут все.

Особенно страсти накаляются на самой престижной скачке — на кубок Мейден. Она проходит в средине сезона на длинной дистанции 2300 метров, призовые — один миллион рупий. Остальные призы меньше, хотя общий призовой фонд впечатляет 72 миллиона рупий. Просто, помимо еженедельных забегов на километр (это не полный круг, три четверти), не имеющих названия, проходит еще ряд значимых: на кубок герцогини Йоркской, кубок Барбе, кубок герцога Йоркского… и т.д.

Призовые деньги разделяются на две части, часть получает хозяин выигравшей лошади, часть идет на счет конюшни, в которой она тренируется. Деньги делятся между тренером, грумами и так далее. Получают все-все, практически социалистических подход к распределению. Жокеям выплачивается определенный процент, деньги, по отзывам, не маленькие.

Найти спонсоров на призовые для Mauritius Turf Club не проблема. На всеобщее увлечение нации готовы дать средства практически все крупные компании и банки Маврикия. Да и сам ипподром не бедствует, получая за сезон около 10 миллионов рупий, не чистой прибылью, конечно. Так что организация скачек очень прибыльное дело. Хотя и расходов не мало: реконструкция и постройка зданий, грунты, зарплата грумам, тренерам и прочее, прочее. Плюс клуб не мало делает для улучшения поголовья лошадей, помогает владельцам выбирать, покупать, ввозить. То есть так или иначе деньги возвращаются в индустрию скачек.

И учтите, что тотализатор вовсе не введение Turf Club, его контролирует государство,
передав управление двум частным компаниям. Клуб получает процент от оборота. В свою очередь эти компании получают процент от оборота и оборотистости букмекеров… Ставки делаются не только в их конторах непосредственно, можно по телефону из любой точки Маврикия. По Интернету пока нет, но думаю не надолго.

Представили, какие деньги крутятся в этом бизнесе? Понятно, что некоторым людям, кажется, что и им удастся «отщипнуть» кусочек… Появляются и нелегальные букмекеры, и «левые» ставки… Поэтому на Маврикии есть специальная полиция – полиция скачек. В ее составе всего 20 человек, но действуют они очень жестко. Мало не покажется.

А мне показалось мало. Ничтожно мало времени, которое удалось провести на Champ de Mars.

Марина Захарова

Читайте весь цикл очерков о Маврикии:

1. Маврикий. Звезды, ключи и Пратчетт 2. Маврикий. Все оттенки синего 3. Маврикий. Как лошади спасли мир 4. Маврикий. Хочу замуж!

ГАЛЕРЕЯ

Вы можете просмотреть галерею в режиме слайд-шоу, щелкнув по ссылке [View with PicLens]

 

[nggallery id=28]

фото автора

Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

JSantispam

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

« »