Маврикий. Все оттенки синего

Сен 9 • Мы там были • 4047 Просмотров • Комментариев к записи Маврикий. Все оттенки синего нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 4,00 out of 5)
Loading ... Loading ...

[singlepic id=376 w=320 h=240 float=left]Моя первая и единственная встреча с гордостью и символом Маврикия – синим марлином — состоялась в небольшом местечке Grand Bay. Кафе на его набережной привлекло  выставленными на тротуар школьными досками с малопонятными, на первый взгляд, таблицами. Оказалось, небрежные меловые строчки – предмет вожделения и зависти большей части мужской половины человечества, как обретающейся на острове, так и приезжей.

На таблице были указаны имена счастливцев, число и вес выловленной ими рыбины. Пик вчерашних достижений достигал 300 с чем-то килограммов. Впечатлило, как и громадный костяной и острый нос марлина, украшавший террасу. Воображение дорисовало все остальное… Тем более, что образчики имелись в изобилии – на стене повсюду висели фотографии типа: я и марлин справа, и я марлин слева, я и марлин, подвешенный за хвост на канате лебедки.

Но о рыбалке по-маврикийски позже, а пока меня ждала прогулка на катамаране. Новеньком и белоснежном. Представляют улыбчивую команду – все красавцы молодые, все креолы удалые, помогают сначала разуться, потом переступить на борт. Невольно вспомнилась одна из наших «пясательниц». Дающая не только уроки кулинарии, но и хороших манер. Ее героиня ступает на палубу яхты босой, чем тут же покоряет окружающих – великосветский поступок.

Здесь – просто практичный. Не стоит каблуками царапать наборное красное дерево и белый пластик, да и удержаться при качке легче. Бросаю вещички в каюте и наверх под тент, в мягкие кресла. Немного охлажденного белого вина, ломтик другой с блюда с фруктами, и устремляюсь на нос, вернее на носы катамарана, а еще точнее — на натянутую между ними сетку.

Укладываюсь и словно парю над волнами… Ощущение полета полное – синева моря и неба смешиваются, и уже не понять, где что. Все сверкает, струится, солнечные зайчики прыгают с волны на волну… Проходим в узкую щель между коралловым рифом и здравствуй, здравствуй великий и могучий Индийский океан!

Вот только здравствовать мне лично не долго удается, минут через пятнадцать с желудком начинает происходить нечто неприятное, волны океанские вовсе не столь нежны, как в бухте. Болтанка, господа, хоть и незначительная, но о морской болезни заставляет вспомнить. Цепляюсь за услужливо протянутую мускулистую руку и позволяю отвести себя в тенистый уголок. Велено смотреть в одну точку на горизонте, поглубже дышать и думать о чем-то постороннем.

Послушно смотрю, дышу, но думы все время возвращаются к океану. Какого все-таки он цвета?  Синий, но какой? Меняется постоянно и неуловимо, от королевского синего до прусского, от небесной лазури до египетской синьки. Только решаю, что для определения ближе всего родной и близкий кобальт нашего Имперского фарфорового завода, появляются оттенки темно-фиолетовые, затем малахитовые… Бесполезное занятие пытаться описать или заснять. На снимках, даже очень хорошей камерой, цвет все равно получается какой-то искусственный. Словно выхолощенный, или наоборот неестественно яркий.

[singlepic id=400 w=320 h=240 float=left]Земля на горизонте постепенно тает, уходя в серебристую дымку… Может поэтому арабы, первыми обнаружившие этот клочок суши, назвали его Динаробин – «Серебряный остров». Арабских торговцев он не заинтересовал, как впрочем и следующих «открывателей» — португальцев, использующих его как перевалочную базу на пути в Гоа и Малакку. И остров еще долго оставался в первозданном покое, защищенный рифами от бурь и циклонов. Но «волны» людского нашествия чуть ли не полностью погубили девственную природу и уникальный животный мир острова. Первые поселенцы – голландцы, давшие острову имя в честь своего принца Мауриса Ван Нассау – Мауритиус, с увлечением и педантичностью уничтожали прекрасные леса черного дерева и истребили знаменитую птицу додо. На месте первых разбивали плантации сахарного тростника, мясом второго кормили привезенных малагасийских рабов, а крысы сбежавшие с их кораблей буквально наводнили остров. Уходя от оккупировавших остров французов, голландцы жгли на Маврикии все и вся…

При французах остров, названный ими Иль де Франс, с одной стороны успешно развивался – строились школы и больницы, росли поселения, в быт привносилась французская культура, на основе великолепной французской кухни зарождалась не менее великолепная маврикийская… С другой – продолжалась вырубка джунглей, поля покрытые сахарным тростником ширились. Как и поток ввозимых с Мадагаскара и африканского континента рабов.

Колонизаторы-англичане отметились строительством дорог, традицией левостороннего движения, отменой рабства и заселением острова индийскими рабочими. При них на остров потянулись и китайцы. Маврикий получил независимость и вошел в Британское Содружество как независимое государство только во второй половине прошлого века, и лишь в конце его — в1992 году, на Маврикии провозглашена республика.

… «Земля! Земля!» закричали на борту, катамаран приблизился к цели нашего путешествия – крошечному необитаемому островку, одинокой скале, покрытой далеко не пышной растительностью. Склоны-обрывы делали ее недоступной, но очень живописной.

Помните у Кандинского – «синий цвет – цвет погружения». Здесь предстояло отбросить философскую составляющую этого высказывания и перейти к практической. Желающим раздали трубки, маски, ласты, не желающим куски булки. На корме катамарана оказались очень удобные сходни и «погружение в синий» началось. Совершив круг почета до скалы и обратно, я взяла хлебный ломоть побольше и через пару минут меня окружила «толпа» рыбок, рыб и рыбищ. Последних всего две. Место явно было прикормленным.

Есть такой вид СПА – опускаешь ножки в бассейн, а там рыбки-малюки налетают и тщательно обкусывают ороговевшие места.  Здесь ничего кроме булки обкусывать рыбы не собирались, но тыкались в разные части тела совершенно бесстрашно. Смешно и  щекотно.

Распрекрасное настроение заставило на обратном пути совершенно забыть о недавнем недомогании . И я отдала должное и напиткам, и закускам, и барбекю, приготовленному капитаном. Зрелище довольно забавное – барбекюшница чуть вынесена за борт, жестко укреплена и колдует над ней  — рыбка, креветки, курочка  — ловко двигающийся в ритме сеги кэп. Успевающий и команды отдавать, управляющимся с парусами матросам, и комплименты говорить, и юнцом, накрывающим на стол, руководить. Не удержавшись, спрашиваю – это работа или удовольствие? Процентов на восемьдесят – удовольствие, смеется он.

Жаль, что Маврикий еще не объявил конкурс на «лучшую в мире работу». Кажется, я знаю, какая она…

Марина Захарова

Читайте весь цикл очерков о Маврикии:

1. Маврикий. Звезды, ключи и Пратчетт 2. Маврикий. Все оттенки синего 3. Маврикий. Как лошади спасли мир 4. Маврикий. Хочу замуж!


ГАЛЕРЕЯ

Вы можете просмотреть галерею в режиме слайд-шоу, щелкнув по ссылке [View with PicLens]

 

[nggallery id=27]

фото автора


Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

JSantispam

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

« »